• г. Минск, ул. Могилевская 20 - 2
  • Все контакты »

«Наш клиент всегда прав»

+375 29 693 02 22
+375 33 699 02 22
+375 17 399 79 62
+375 17 399 79 60 факс

Дела о наркотиках ( ч.3, ч. 4 ст. 328 УК РБ ) Анализ правоприменительной практики за 2017-2018 года

В настоящее время в правоприменительной практике достаточно распространены уголовные дела о преступлениях, связанных с совершением незаконных действий в отношении наркотических средств и психотропных веществ путем их размещения в тайники-закладки для последующего сбыта конечным потребителям.

Фактические обстоятельства большинства подобных дел в целом схожи: обвиняемый связывается в программе-мессенджере («Vipole», «Telegram», «Jabber» и т.п.) или в одной из социальных сетей с неизвестным лицом, являющимся представителем «интернет-магазина» по продаже запрещенных в обороте веществ, после чего сообщает о своем согласии работать «закладчиком» наркотических средств и (или) психотропных веществ, предоставляет свои паспортные данные, договаривается о размере своего дохода и условиях «работы», то есть о порядке размещения им запрещенных веществ в тайниках-закладках и отчетности о совершаемых действиях. Впоследствии «закладчик» получает из тайника крупную партию запрещенных веществ, после чего в соответствии с инструкциями «куратора» осуществляет фасовку их на разовые дозы и размещает в тайниках-закладках на определенной территории, которую также, как правило, указывает «куратор». Фотоизображения мест закладок с их координатами «закладчик» отправляет куратору посредством программы-мессенджера в целях дальнейшего сбыта конечным потребителям.

Нередко органами следствия подобные действия обвиняемых квалифицируются по ч.4 ст.328 УК, то есть как незаконные с целью сбыта приобретение, хранение, перевозка и сбыт наркотических средств и (или) психотропных веществ, совершенные организованной группой. Именно с такой квалификацией уголовные дела направляются в суды для рассмотрения по существу. В зависимости от обстоятельств конкретного дела перечень вышеуказанных преступных действий (приобретение, хранение и т.п.) может быть различным.

Санкция ч.4 ст.328 УК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от десяти до двадцати лет с конфискацией имущества или без конфискации. Более мягкие виды наказаний не предусмотрены.

Совершение преступления в составе организованной группы представляет собой одну из наиболее опасных форм преступности, в связи с чем за совершение преступлений данной категории Уголовным кодексом Республики Беларусь предусмотрены строгие меры уголовной ответственности, главным образом – длительные сроки наказания в виде лишения свободы.

Следует учитывать, что в судебном заседании по инициативе государственного обвинителя первоначально предъявленное следствием обвинение может измениться на более тяжкое. То есть, к примеру, в результате перепредъявления обвинения в суде преступные действия, квалифицированные следствием по ч.3 ст.328 УК, могут быть переквалифицированы на ч.4 ст.328 УК.

 

Детальный анализ норм УК Республики Беларусь и соответствующего Постановления Пленума Верховного Суда, раскрывающих понятие организованной группы и описывающих ее конструктивные признаки, а также всестороннее изучение обстоятельств каждого уголовного дела в большинстве случаев дают основания констатировать, что квалификация описанных выше преступных действий по ч.4 ст.328 УК является необоснованной и неверной.

В практике работы адвокатов АБ «Маслов, Гашинский и партнёры» имеется немалое количество уголовных дел, по которым в результате судебного разбирательства на основании доводов, приводимых защитой, квалификация преступных действий обвиняемых изменялась судом с ч.4 ст.328 УК на части 1, 2 и 3 названной статьи (в зависимости от обстоятельств конкретного дела), что неизбежно влекло назначение обвиняемым более мягких наказаний по сравнению с первоначальной квалификацией.

Формирование позиции защиты, определение перечня требуемых доказательств и обоснование необходимости переквалификации совершенного преступления на более мягкую норму уголовного закона зависит от обстоятельств конкретного уголовного дела.

Тем не менее, исходя из имеющейся практики, можно выделить и обозначить некоторые общие аргументы, выдвигаемые защитой в целях подтверждения отсутствия квалифицирующего признака совершения преступления организованной группой по всем делам данной категории.

 

Так, в ходе расследования и рассмотрения большинства подобных дел не устанавливается, не подтверждается какими-либо доказательствами и не конкретизируется в самом обвинении кем, когда, где именно, при каких обстоятельствах и на основании каких договоренностей создана и возглавлялась организованная группа, специализировавшаяся на преступной деятельности в сфере незаконного оборота наркотических средств и (или) психотропных веществ, в состав которой, по мнению стороны обвинения, входил обвиняемый, не указывается количественный о поимённый состав участников данной группы.

Отсутствуют доказательства осведомленности обвиняемого о структуре «интернет-магазина», количестве лиц, которые являлись его руководителями и участниками, о наличии в данном «интернет-магазине» какой-либо иерархии либо системы распределения ролей между лицами, являвшимися его представителями в рамках электронных переписок с обвиняемым.

В большинстве дел отсутствуют какие-либо фактические данные о структуре группы (о количестве участников и функциях каждого из них), доказательства стабильности состава ее участников либо основного ядра, сведения о продолжительности преступной деятельности организованной группы без участия обвиняемого, тесной взаимосвязи между ее членами, способности группы продолжать свою деятельность в случае выбытия отдельных участников.

При расследовании и рассмотрении в судах большинства дел данной категории установить личности лиц, занимавших в структуре групп

главенствующее положение (то есть руководителя или руководителей), не представляется возможным, в обвинении фигурируют формальные обозначения «неустановленные лица». Тем самым не подтверждено, что в структуре группы имелось основное ядро в лице одного либо нескольких руководителей или наиболее активных участников. Отсутствуют доказательства того, что в структуре группы вообще имелся руководитель либо несколько руководителей.

В материалах дел зачастую отсутствуют доказательства того, что неустановленные лица, действовавшие от имени «интернет-магазина» и непосредственно участвовавшие в электронных переписках с обвиняемым, являлись руководителями данных магазинов.

Как следствие, в связи с не установлением личностей руководителя (руководителей) организованной группы, неподтвержденностью фактического наличия в структуре группы руководителя, отсутствием показаний указанного лица в материалах дела, отсутствием сведений об электронных переписках и личных разговорах руководителя группы с обвиняемым, следует констатировать недоказанность наличия в составе группы руководителя, совершения указанным лицом каких-либо действий, связанных с руководством группой, координацией и контролем действий иных участников, поддержанию дисциплины на основе принудительной силы, авторитета и т.п.

По многим делам не устанавливаются каналы поставки в распоряжение руководителей и иных членов группы крупных партий наркотических средств (психотропных веществ), схемы и принципы распределения указанных веществ между иными участниками группы в целях незаконного сбыта. Не устанавливается система и специфика получения представителями и руководителями организованной группы дохода от преступной деятельности. При этом защитой принципиально указывается, что обвиняемый не был осведомлен о вышеуказанных обстоятельствах, что в свою очередь свидетельствует об отсутствии в его действиях признака предварительной объединенности для совершения преступления в составе организованной группы.

Само по себе обсуждение в программах-мессенджерах между обвиняемым и представителями «интернет-магазина» вопросов, связанных со сбытом запрещенных в обороте веществ, имело место в связи с техническим распределением ролей и совместным выполнением объективной стороны преступления (для достижения общего результата преступной деятельности). Электронные переписки служат подтверждением совершения обвиняемым и иными неустановленными лицами преступления группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем в их действиях имеет место соисполнительство, то есть совместное участие по предварительному сговору в совершении преступления более двух лиц в качестве исполнителей (ч.2 ст.17 УК), а не совершение преступление организованной группой.

Обсуждение между соучастниками мер конспирации и их фактическое применение не является признаком организованной группы и характерно для

совместного совершения несколькими лицами любого умышленного преступления.

В некоторых случаях в обвинении указывается, что о совершении обвиняемым преступления в составе организованной группы свидетельствует значительное количество изъятых наркотических средств (психотропных веществ), весов с установленными следовыми количествами запрещенных к свободному обороту веществ, расфасованных на разовые дозы. Однако указанный довод обвинения является совершенно необоснованным, поскольку, как следует из пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь №1 от 26.03.2003 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами…», значительный объем психотропных веществ может свидетельствовать только о наличии умысла на их сбыт. Действующим законодательством не предусмотрены основания для квалификации преступления как совершенного организованной группой в зависимости от объемов наркотических средств и психотропных веществ, в отношении которых совершались незаконные действия.

Вышеперечисленные аргументы по сути являются базовыми и наиболее распространенными при формировании позиции защиты, направленной на переквалификацию содеянного. В то же время каждое уголовное дело имеет свою специфику, отличительные особенности, что обуславливает необходимость детального исследования защитником всех обстоятельства содеянного и анализа собранных доказательств в целях аргументированного обоснования позиции по существу предъявленного обвинения.

Вышеприведенные доводы защиты не являются какими-либо придуманными теоретическими формулировками. Они действительно находят свое отражение в реальных приговорах судов при описании выводов, подтверждающих отсутствие в действиях обвиняемого (обвиняемых) квалифицирующего признака совершения преступления организованной группой.

У адвокатов АБ «Маслов, Гашинский и партнёры» имеется широкий опыт защиты граждан по делам данной категории на всех стадиях уголовного процесса, в том числе в надзорном производстве.

В случае, если в отношении Вас или Ваших родственников расследуется или рассматривается в суде уголовное дело по ст.328 УК при схожих обстоятельствах, настоятельно рекомендуем обратиться к адвокатам нашего бюро в целях оказания квалифицированной юридической помощи. Участие адвоката может существенным образом повлиять на итоговое решение по делу

Отзывы о нашей работе

Наши адвокаты по уголовным делам

Партнер

Гашинский Антон Владимирович

Стаж работы в адвокатуре с 2002 года, адвокатом – с 2003 года.

Подробнее »
Управляющий партнер

Маслов Евгений Дмитриевич

Стаж работы в адвокатуре с 2009 года, адвокатом – с 2010 года.

Подробнее »

Записаться на консультацию

Просто оставьте номер и в течении 10-минут Вам перезвонят, чтобы назначить дату консультации.